Безэквивалентная лексика диссертация

  • автор:

Безэквивалентная лексика как понятие и явление: На материале нем. и рус. яз. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.20, кандидат филологических наук Гатилова, Алевтина Константиновна

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Гатилова, Алевтина Константиновна

Глава 1 Понятие безэквивалентности в переводе

1.1. соотношение лексических систем языков.

1.2. понятие безэквивалентной лексики в переводоведческих работах /обзор, критика/.

1.3. Уточнённая трактовка понятия безэквивалентности.

Глава II Классификация безэквивалентной лексики

2.1. Классы БЭЛ в переводоведческих работах.

2.2. Усовершенствованная классификация БЭЛ.

2.3. БЭЛ в толковых и двуязычных словарях.

Глава III Способы передачи безэквивалентной лексики

3.1. Описание способов передачи БЭЛ.

3.2. Типичные переводческие ошибки при передаче БЭЛ.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание», 10.02.20 шифр ВАК

Сопоставительно-типологический анализ безэквивалентной лексики: На материале русского, немецкого и французского языков 2004 год, кандидат филологических наук Иванова, Наталья Алексеевна
Перевод русской лагерной лексики на английский язык: семантико-стилистические и лингвокультурологические аспекты: на материале американского и британского переводов "Архипелага ГУЛАГ" А.И. Солженицына 2007 год, кандидат филологических наук Харитонова, Елена Вячеславовна
Безэквивалентное и непереводимое в переводе в свете современной лингвистической теории 1984 год, кандидат филологических наук Иванов, Алексей Олегович
Рыцарские реалии как объект теории и практики перевода: На материале романов Вальтера Скотта "Айвенго" и "Квентин Дорвард" 2005 год, кандидат филологических наук Титова, Люция Юрьевна
Проблема переводческой эквивалентности и безэквивалентности лексических единиц в переводах поэмы Н.В. Гоголя "Мертвые души" на немецкий язык 2012 год, кандидат филологических наук Писарихина, Анна Сергеевна

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Безэквивалентная лексика как понятие и явление: На материале нем. и рус. яз.»

Актуальность настоящего исследования определяется повышенным интересом современного языкознания к проблемам перевода, обусловленным тем, что использование переводного метода служит не только выявлению сходств и различий языков, но и более плодотворному исследованию семантической стороны языков.

Актуальность исследования определяется также необходимостью усовершенствовать традиционную трактовку безэквивалентной лексики, избавив её от внутренней противоречивости и неполноты и, соответственно, уточнить круг лексики, попадающей под понятие "безэквивалентная".

Научная новизна заключается в том, что впервые за последние десятилетия делается попытка обобщить накопленный опыт по изучению данной проблемы и на этой базе ввести в научный обиход наиболее релевантное для теории и практики перевода представление о безэквивалентности как о явлении относительном по своей природе и сути.

Помимо этого в диссертации расширяется номенклатура безэквивалентной лексики путем введения нового понятия, обозначаемого (новым) термином "структурный экзотизм".

На долю структурных экзотизмов приходится значительная часть немецкой безэквивалентной лексики.

Цель исследования: разработать исходные теоретические позиции, адекватно освещающие явление безэквивалентности в лексике, дать на их основе непротиворечивую интерпретацию фактического материала и наметить перспективные пути дальнейших исследований.

Цель определила конкретные задачи исследования:

— проанализировать трактовку понятия безэквивалентной лексики в переводческих работах и дать собственное более адекватное определение безэкви валентности;

— дать более адекватную классификацию БЭЛ;

— систематизировать и описать способы передачи БЭЛ в процессе перевода;

Объект исследования: определенные группы лексических единиц немецкого языка /ИЯ/ для которых в русском языке отсутствует "готовый эквивалент", зафиксированный системой и нормой русского языка.

Предмет исследования: явление безэквивалентности как фактор перевода.

Метод: сопоставительное изучение лексики немецкого и русского языков, немецких текстов и их переводов.

Материал: двуязычные и толковые словари, художественные произведения немецких авторов и их переводы, немецкие и русские журналы.

Новизна: — усовершенствованное /более адекватное/ толкование БЭЛ.

— более полная классификация БЭЛ.

— описание способов представления БЭЛ в двуязычных и толковых словарях.

Достоверность: обеспечивается большим фактическим материалом: 14500 страниц произведений немецких текстов и их переводов, /количество примеров -900/. Достоверность обеспечивается также корректным использованием фундаментальных положений переводоведения и непротиворечивостью при трактовке описываемых явлений.

Теоретическая ценность: усовершенствованная концепция безэквивалентной лексики, в соответствии с которой безэквивалентность понимается как относительная категория, связанная с невозможностью перевода по межъязыковым аналогам и необходимостью использования особого приема, отличается от старых взглядов ббльшей логичностью и непротиворечивостью, и позволяет чётко формулировать отличие безэквивалентной лексики от другой лексики, более чётко определить её круг.

Существующая классификация БЭЛ является неполной. Нигде не названы её критерии. В качестве критерия нами предложен такой признак как причина безэквивалентности. Это позволило создать непротиворечивую классификацию безэквивалентной лексики.

Новый класс БЭЛ — структурные экзотизмы особенно релевантен в отношении перевода с немецкого, ибо значительная часть немецкой лексики представляет собой непередаваемые на "равном" — лексическом уровне структуры /многие сложные и производные слова/.

Представленный в диссертации языковой материал может быть использован в курсах по сравнительной типологии немецкого и русского языков, в лекциях по теории перевода, а также на практических занятиях по немецкому языку и переводу в высшей школе.

Объем и структура диссертации:

Объем диссертации — 171 страница машинописного текста.

Диссертация состоит из введения, трёх глав и заключения.

Похожие диссертационные работы по специальности «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание», 10.02.20 шифр ВАК

Безэквивалентная глагольная лексика русского и немецкого языков (вопросы перевода русских художественных текстов на немецкий язык) 1984 год, кандидат филологических наук Исмагилова, Лилия Асадулловна
Приемы передачи русских реалий в немецких переводах романов Ф.М. Достоевского 2007 год, кандидат филологических наук Алексеева, Мария Леонардовна
Безэквивалентная лексика с национально-культурной спецификой значения в творчестве И.А. Бунина 2003 год, кандидат филологических наук Заборовская, Анна Анатольевна
Французские заимствования в английском языке XVI — XVIII веков и проблемы их перевода: на материале классической и современной английской литературы 2010 год, кандидат филологических наук Михеева, Мария Игоревна
Безэквивалентная лексика в русском литературном языке второй половины XIX века (слова-реалии в произведениях И.С. Тургенева) 1985 год, кандидат филологических наук Волков, Сергей Святославович

Заключение диссертации по теме «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание», Гатилова, Алевтина Константиновна

1. В ходе исследования нами описаны и проанализированы следующие способы передачи безэквивалентной лексики: транслитерация калькирование описательный /разъяснительный/ перевод приближенный /уподобляющий перевод/ примечания переводчика

В своей совокупности способы перевода безэквивалентной лексики нельзя отнести ни к подстановкам, ни к транформациям, хотя в них есть черты и тех и других.

Способы перевода безэквивалентной лексики нужно рассматривать как отдельную, специфическую группу переводческих приемов.

2. Можно выделить следующие типичные случаи ошибок при передаче БЭЛ в переводах художественных произведений: а) значения слов — реалий остаются нераскрытыми и переводятся буквально; б) не учитывается специфическое значение некоторых слов-реалий; в) "маскирующее" слово переводится буквально; г) неизвестные переводчикам слова реалии не переводятся, а транслитерируются.

Проведённое исследование, касающееся проблемы безэквивалентности в переводе с немецкого на русский, дало возможность придти к следующим выводам:

1. Понятие безэквивалентности в своей сути противоречиво, ибо в ПЯ /переводящий язык/, как правило, находятся средства для передачи любого понятия ИЯ /исходный язык/.

2. Мы предлагаем ввести уточнение, в соответствии с которым лексическую безэквивалентность следует считать относительной и понимать под ней лишь то, что в ПЯ отсутствует готовый эквивалент в виде лексической единицы /слова или устойчивого словосочетания/.

3. Предложенная нами классификация безэквивалентной лексики, включает кроме традиционно — выделяемых лексических единиц /реалий, случайных лакун и временно — безэквивалентных терминов/ еще и новую категррию — "структурные экзотизмы", у которых в ПЯ нет эквивалентов в силу того, что ПЯ не располагает словообразовательными возможностями, позволяющими создать аналог единице ИЯ.

4. Основная трудность извлечения безэквивалентной лексики из словарных источников заключалась в том, что в лексико-графической практике отсутствует разработанная система помет для такого рода лексики. Вместе с тем, существуют специальные пояснения в дефиниции слов, позволяющих выявить БЭЛ. Однако эти пояснения выявляют только этнореалии. Анализ лексикографической фиксации слов, относящихся к безэквивалентной лексике /этнореалии, случайные лакуны, временно -безэквивалентные термины, структурные экзотизмы/ позволил установить основные признаки, по которым можно сказать, что словарное слово в ПЯ безэквивалентно, а именно: присутствие в правой части словарной статьи развёрнутых разъяснений, присутствие транслитераций.

5. В ходе исследования нами описаны и проанализированы следующие способы передачи безэквивалентной лексики: транслитерация калькирование описательный /разъяснительный/ перевод приближенный /уподобляющий/ перевод примечания переводчика

В своей совокупности способы перевода безэквивалентной лексики нельзя отнести ни к подстановкам, ни к трансформациям, хотя в них есть черты и тех и других.

Способы перевода безэквивалентной лексики нужно рассматривать как отдельную, специфическую группу переводческих приемов.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Гатилова, Алевтина Константиновна, 1996 год

1. Ахманова О.С. Очерки по общей и русской лексикологии.-М.: Просвещение, 1957. -294 с.

2. Ахманова О.С. Рецензия на сб. "Вопросы языкознания.W-M.: Просвещение, 1960.-69 с.

3. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Сов. энциклопедия, 1969.-320 с.

4. Арутюнова Н.Д. Языковая метафора /синтаксис и лексика/ // Лингвистика и поэтика. -М.: Рус. яз., 1979. -с 3-19.

5. Аллаярова P.P. Национально специфические элементы семантики устойчивых словесных комплексов немецкого языка: Автореф. дис. на соиск. учён. степ. канд. филол. наук. — М.: 1987.-27 с.

6. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М.; Между нар. отношения, 1975.-237 с.

7. Бархударов Л.С. Теория перевода и научные основы подготовки переводчиков: Материалы Всесоюзн. науч, конф. М.: 1975 б. — 4.1.-е 6-8,

8. Бархударов Л.С., Рецкер ЯЛ Курс лекций по теории перевода. М.: МГПИИЯ им. М. Тореза, 1968.-155 с.

9. Брандес О.П. Прагматика языка как переводческая проблема //Тетради переводчика.М., 1979, вып. 16.-е 16-21.

10. Баталова Т.М. Художественное произведение в системе межкультурных коммуникаций // сб. науч. тр. Моск. гос. пед. ун-т. иностр. яз. им М. Тореза. 1985, Вып. 252.-е 5-11.

11. Братина А.А, Лексика языка и культура страны. Изучение лексики в лингвостраиоведческом аспекте. 2-е изд., перераб. и доп. -М.: Рус. яз., 1986.-131 с.

12. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983.129 с.

13. Бромлей Ю.В., Подольный Р.Г. Создано человечеством. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1984. 272 с.

14. Будагов Р.А. Типы соответствий между значениями слов в родственных языках // Филол. науки, 1968, №5.-с 3-20,

15. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М.: Высшая школа, I986.-416 с.

16. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. М.: Русский язык, 1956.-113 с.

17. Верещагин Е.М. Психолингвистическая и методическая характеристика двуязычия /билингвизма/. • М.: Наука, 1969.-158 с.

18. ВайсбурдМ.Л. Реалии как элемент страноведения // Русский язык за рубежом. 1972,№3.-с 15-21.

19. Виноградов B.C. Лексические вопросы перевода художественной прозы. М.: изд-во МГУ, 1978.-174 с.

20. Гак В.Г. Сопоставительное исследование и переводческий анализ // Тетради переводчика. М.: 1979. — Вып. 16.-е 11-21

21. Гак В.Г. Межъязыковое сопоставление и преподавание иностранного языка // Иностр. языки в школе. 1979, №3.-с 61-62.

22. Гак В.Г., Левин Ю.И. Курс перевода: Французский язык. -М,: Просвещение, 1970.-169 с.

23. Гинзбург Р. Проблема значения слова // Иностр. языки в школе. -1952, №4.-с 26-31.г

24. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М.; Прогресс 1984.-е 382-402.

25. Гулыга Е.В. Розен Е.В. Новое и старое в лексике и грамматике немецкого языка.-Д.: Просвещение, 1977.-160 с.

26. Девкин В.Д. Немецкая разговорная речь. Синтаксис и лексика. М,: Между нар. отношения. 1979.-160 с.

27. Донец П.Н. Средства национально-культурной номинации в современном немецком языке: дис. на соиск. учён. степ. канд. филол. наук. -М.: МГТШИЯ, 1988.-186 с.

28. Исаченко А.В. Сопоставительное изучение языков как особая лингвистическая дисциплина.-в сб.: Вопросы преподавания русского языка в странах народной демократии. М,, 1958.-е 26-34,

29. Каде О. Проблемы перевода в свете теории коммуникации // Проблемы теории перевода в зарубежной лингвистике. М: Наука, 1978. -с 73-81.

30. Комиссаров В.Н. Слово о переводе. М.: Международные отношения, 1973.-206 с.

31. Комиссаров В.Н., Туровер Г.Я. Перевод как лингвистический источник // Тетради переводчика. М., 1975, Вып. 12.-166 с.

32. Крупнов В.Н. В творческой лаборатории переводчика: Очерки по проф. переводу. М.: Междунар. отношения, 1976.-154 с.

33. Кодухов В.И. Логические и культурно-исторические компоненты значения слов // Теоретические проблемы семантики и ее отражение в одноязычных словарях. Кишенев: Штиинца. 1982.-144 с.

34. Конецкая В.П. Лексико-семантические характеристики языковых реалий // Великобритания: Лингвострановедческий словарь. -М., рус. яз., 1978.-201 с.ж

35. Кондратов Н.А. История лингвистических учений. -М.: Просвещение, 1987.-210 с.

36. Латышев Л.К. Перевод: проблемы, теории, практики и методики преподавания. М.: Просвещение, 1988.-160 с.

37. Левый И. Искусство перевода. М.: Прогресс, 1974.-171 с.

38. Левицкая Т.Р., Фитерман А.М. Теория и практика перевода. М.: Изд. лит. на иностр. яз., 1963.-175 с.

39. Лорие М. О редактуре художественного перевода // Мастерство перевода. М., 1959.-е 27-39

40. Леонтьев А.А. Национальные особенности коммуникации как междисциплинарная проблема // Национально-культурная специфика речевого поведения. М.: Наука, 1977.-с 78-92.

41. Миньяр-Белоручев Р. К. Общая теория перевода и устный перевод. М.:Воениздат, 1980.-238'с.

42. Микулина Л. Национально-культурная специфика и перевод // Исфгсство перевода. сб.12-й. — М.: Сов. Писатель. 1979. -с 96-108.

43. Муравьев В.Л. Лексические лакуны: /на материале лексики франц. и рус. яз./ Владимир: Владимир, лед. ин-т, 1975.-140 с.

44. Найда Ю. Наука перевода // Вопросы языкознания.-М.: 1979, №4. с 3-14.

45. Нелюбин Л.Л. Перевод и прикладная лингвистика.-М.: Высшая школа, 1983.-208 с:

46. Павленко Н.Б. Вопросы перевода безэквивалентной лексики на материале русского и французского языков // Проблемы качества перевода научно-технической литературы: Тез. докл. и сообщ. обл. научно-техн, конф. Орел, 1978.-е 41-52.

47. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. -М., 1971.-125 с.

48. Рахманкулова И.Э.С. Сопоставительная типология немецкого и русского языков. -М.: МОПИ, 1984. -100 с.

49. Роганова З.Б. Пособие по переводу с немецкого языка на русский язык. М.: Просвещение. 1961 -121 с.

50. Роганова З.Е. Перевод с русского языка на немецкий. М.: Просвещение. 1971.-112 с.

51. Россельс Вл. Перевод и национальное своеобразие подлинника. М: Сов. писатель, 1971 .-145 с.

52. Ревзин И.И., Розенцвейг В.Ю. Основы общего и машинного перевода. М.: Высшая школа, 1964.-126 с.

53. Супрун А.Е. Экзотическая лексика. М.: Международные отношения, 1958.-122 с.

54. Соболев J1.H. Пособие по переводу с русского языка на французский. М.: Просвещение, 1976.-95 с.

55. Степанов Ю.С. Основы общего языкознания. -2-е изд.» перераб. М.: Высшая школа, 1975.-182 с.

56. Уфимцева А.А. Слово в лексико-семантической системе языка. М.: Русский язык, 1968.-169 с.

57. Фёдоров А.В. Основы общей теории перевода. М.: Высшая школа, 1968.-е 144.

58. Хачатурьян Н. Реалия и переводимость // Мастерство перевода: сборник девятый. М.: Русский язык, 1973,-144 с.

59. Чуковский К.И. Высокое искусство. М.: Советский писатель, 1968.-е 61.

60. Чернов Г.В. Вопросы перевода русской безэквивалентной лексики на английский язык: дис. канд. филол. наук. М., 1958.-225 с.

61. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. М.: Воениздат, 1973.280 с.

62. Шумагер Е.И. Слова этнореалии в составе лексики современного немецкого языка: автореф. дис. на соиск. учён. степ, канд. филол. наук. Калинин, 1986.-25 с.

63. Шатков Г.В. Перевод русской безэквивалентной лексики на норвежский язык: дис. канд. филол. наук, М,: ВИИЯ 1952.-196 с.

64. Cauer P. Die Kunst des Obesetzens, Berlin, 1914.-S. 400.

65. Keller J. Die Grenzen des Obesetzungskunst. Karlsruhe. -S.122.

66. Kutz W. Zur Aufl6sung der NullSquivalenz russischsprachiger Realienbenennungen im Deutschen. Beitr. -Leipzig 1981 Bd. 2.-S. 233.

67. Postgate J. Translation and Translations: Theory and Practice. London, 1922.-P. 389.

68. Tolman H. The Art of Translating. Chicago, Boston, 1926.-P.192.

69. Winter W. Impossibilities of Translation // The Craft und Context of Translation, 1950.-P. 68-83.

70. WGrterbuch der deutschen Gegenwarttssprache / Hrsg von R. Klappenbach, W. Steinitz. Berlin, 1969-1978, Bd. 1-6.

71. Большой немецко русский словарь под ред. О.И. Москальской, 2-е изд., М., 1980, т. 1-2.

72. Немецко русский словарь /основной/ под ред. К. Лейн. — М,: Н50 рус. яз., 1992.т

73. Литература на немецком языке:

74. W. Bredel. Die vater. Berlin,1962. -S.800.

75. H. Fallada. Wolf unter Wdlfen. Aufbau Vertag Berlin, 1956. -S.1050.

76. H. Fallada. Dereiserne Gustav, Berlin 1976. -S.600.

77. G. G6rlich. Eine Som mergeschichte. Berlin,1975. -S.150.

78. G. Karau. Go oder Doppelspiel im Untergrund. Berlin, 1983. -S.450.

79. E. Neutsch. Auf der Suche nach Gatt. Mitteldeutscher Verlag, 1973. -S.600.

80. E.M. Remarque. Drei Kameraden.Moskau,1960.-S.500.

81. E.M. Remarque.Der schwarze Obelisk, Berlin, 1976. -S.450.

82. H. Hoffmann. Mannheim. Madrid. Moskau. Berlin, 1981. -S.450.

83. D. Schubert. О Donna Clara. Berlin, 1981. -S.200.

84. J. M. Simmel. Liebe ist nur ein Wort. MClnchen / Zurich, 1963. -S.500.

85. C. Wolf. Der geteiite Himmel. Berlin, 1961. -S.450.

86. S. Zweig. Novellen. Berlin, 1976. -S.560.14. "Der Spiegel"15. Sprachpraxis

87. Die Presse. Bundeslanderausgaae Tirol, 1993.17. "Neue Zeif

88. Список переводных произведений, послуживших материалом для исследования:

89. В, Бредень. Отцы. Переводчик не указан. М.: Правда, 1975,- 950 с.

90. К. Вольф. Расколотое небо. Переводчик не указан. М.: 1976,- 480 с.

91. Г. Гёрлих. Летняя история. Переводчик не указан. М.: Правда, 1981,

92. Г. Гофман. Мангейм Мадрид — Москва. Пер. Л.К. Латышева, Ю.И. Куколева. М.: Воениздат, 1982,- 540 с.

93. И.М. Зиммель. Любовь всего лишь слово. Пер. Л.К. Латышева. М.: Пресса, 1996,- 510 с,

94. Г. Карау. Двойная игра. Пер. Л.К. Латышева. М,: Воениздат, 1986,480 с,

95. Э. Нойч. В поисках жены. Переводчик не указан. М.: Софит, 1992,

96. Э.М. Ремарк. Три товарища. Пер. И. Шрайбера, Л. Яковенко. М.: Вита центр, 1992,- 502 с.

97. Э.М. Ремарк. Черный обелиск. Пер. В. Станевич. М.: Художественная литература, 1978,-475 с.

98. Г. Фаллада. Волк среди волков. Пер. Н. Вольпиной, В. Станевич, И. Татариновой, Р. Розенталь, М.: Художественная литература, 1959,1010 с.

99. Г. Фаллада. Железный Густав. Переводчик не указан. М.: Софит, 1992,-450 с.

100. Ш. Цвейг. Новеллы. Пер. С. Фридяянд, Н. Касаткиной, И. Мандельштама и др. М.: Художественная литература, 1959,- 580 с.

101. Д. Шуберт. О донна Клара. Переводчик не указан. М.: Софит, 1991,-82 с.14. "Шпигель" /журнал/.15."Новое время" /журнал/.175 с.75 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Digital Science & Education LP, 85 Great Portland Street, First Floor, London, United Kingdom, W1W 7LT

автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.02.01
диссертация на тему: Безэквивалентная лексика как свернутый дискурс

Диссертация по филологии на тему

Оглавление научной работы автор диссертации — кандидата филологических наук Хоссейн Джахангири Азар

Глава 1 .Безэквивалентная лексика в лексической системе языка. 11

§ 1.Лексика и ее изучение. Системность в лексике. 11

§ 2.Безэквивалентная лексика и ее специфика. 28

Глава 2.Безэквивалентная лексика как результат свертки" текста. 35

§ 1 .Идея "свертки" как особенность безэквивалентной лексики. 35

§ 2.Взаимодействие языка и культуры.

Языковая картина мира и культуры. 57

Глава 3.Презентация лингво-методического материала, ориентированного на персидскую аудиторию. 70

§ 1 .Сопоставление безэквивалентной лексики в русском и персидском языках. 70

§ 2.Методические рекомендации. 91

Введение диссертации 1999 год, автореферат по филологии, Хоссейн Джахангири Азар

В современной русистике и в методике обучения русскому языку иностранцев все большее внимание уделяется изучению взаимосвязи языка с культурой, а также возможности ознакомления иностранных учащихся в процессе изучения русского языка с советской и современной русской действительностью. Это понятно, так как "язык в силу кумулятивной функции является подлинным зеркалом национальной культуры" / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1990, с. 15 /.

Персидская и русская культуры во многом различны, и процесс их формирования и развития происходил и происходит в разных условиях. Контактируя с чужой культурой (в нашем случае — с русской), персидские учащиеся видят ее через призму своей культуры. Этим весьма часто предопределяется непонимание ими фактов и явлений русской культуры, а, следовательно, и неадекватное пользование русским языком.

Иностранец, свободно владеющий грамматическими нормами языка, но не владеющий нормами культуры, всегда обнаружит себя неправильным построением фразы, ответом, вопросом или действием. "Знанием системы языка еще не обеспечивается практическое владение языком. Необходимо еще знание норм применения этой системы, знание конкретных ситуаций и контекстов ее применения" / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1974, с. 80 /.

В современных условиях, при быстро изменяющемся образе жизни россиян, большом информационном потоке и плюрализме мнений, на живую русскую речь оказывают влияние не только художественные произведения, изучаемые в школе, но и текущая и переменчивая публицистика.

В последние годы как в публицистике, так и в живой речи употребляется значительное количество языковых единиц с национально-культурной оценкой, в которые входят пословицы, поговорки, фразеологизмы, крылатые и безэквивалентные слова. Подобные языковые единицы несут в своем значении очевидный национально-культурно-исторический компонент и фоновое знание. Фоновое знание — это "обоюдное знание реалий говорящим и слушающим, являющееся основой языкового общения" / О.С. Ахманова, 1969, с. 498 /.

По мнению исследователей, фоновые знания образуют часть того, что социологи называют массовой культурой, то есть они представляют собой "сведения, безусловно известные всем членам национальной общности" / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1976, с. 89 /. Характерно, что писатели осознают существование страноведческих и культуроведческих фоновых знаний, и это означает, что они ориентируются на них в своем творчестве "не только интуитивно, а вполне сознательно" / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, 1976, с. 94 /.

Мы можем определить безэквивалентную лексику как лексические единицы изучаемого русского языка, которые не имеют в словарном составе персидского языка эквивалентов, то есть единиц, при помощи которых можно передать на аналогичном уровне плана выражения все компоненты значения лексической единицы текста изучаемого русского языка.

Безэквивалентные слова знакомы любому "среднему" члену лингвокультурного сообщества. В них входят не просто личные знания, а социализированные представления членов общества, которые регулярно актуализируются в их речи. Безэквивалентные слова, с одной стороны, являются результатом действия специфических для каждого языкового общества моделей восприятия действительности, а с другой стороны, они сохраняют и задают эти модели, создавая возможности для передачи их из поколения в поколение. Это как раз обусловливает языковое и культурное единство членов данного общества.

Безэквивалентные слова как единицы языка имеют устойчивое культурное значение, которое возникает на базе некоторого общеизвестного текста (в широком семиотическом понимании этого термина), оказавшегося актуальным в истории данного народа, данной страны. Именно поэтому эти единицы и можно рассматривать как "свертки" каких-то дискурсов.

Такие языковые единицы играют существенную роль в нормальном общении людей, в структуризации новых текстов. Это и понятно: они позволяют сжато, образно, ярко выразить какое-то значение, мнение, причем не прямо, а отсылкой к общему культурному знанию, свойственному данному народу.

Актуальность исследования обосновывается повышением интереса персидских учащихся к русской безэквивалентной лексике, через которую наиболее прямо, непосредственно отражаются самобытность, традиции, специфика национальной культуры русского народа — носителя языка и особенности многонациональной культуры России.

В практике изучения русского языка в учебных и оригинальных текстах персидские студенты-филологи сталкиваются с безэквивалентными словами с национально-культурной семантикой, являющимися новыми и непривычными для них. Эти слова открывают для иноязычных и инокультурных студентов, изучающих русский язык новый мир национальной культуры.

Восприятием сходств и различий, запечатленных языком, как раз и занимается лингвострановедение. Анализ русских языковых единиц с национально-культурной семантикой, их сопоставление с персидскими создает лингвистическую, страноведческую и культуроведческую базу для совершенствования преподавания русского языка персам.

Новизна исследования заключается прежде всего в том, что предпринята попытка рассмотреть русскую безэквивалентную лексику с ориентацией на персидскую аудиторию. В исследовании анализируются специфика и особенности безэквивалентной лексики, выявляемые в сопоставлении ее с персидским языком.

В основу работы положена гипотеза о том, что правом на существование обладает понимание безэквивалентной лексики как некоего свернутого текста, который по-разному и в неравном объеме актуализируется в различных речевых ситуациях. Развертывание такого текста представляет собой основу экстралингвистических знаний, имеющих национально-культурный характер. Объем актуализации данной основы знаний в речи зависит от целей, задач и условий акта коммуникации, от возрастных, социальных, образовательных, интеллектуальных, психологических, эмоциональных и индивидуальных особенностей участников диалога.

Целью нашей работы является выявление и анализ русской безэквивалентной лексики с точки зрения персидской национальной культуры и традиций.

Для достижения цели исследования были поставлены следующие задачи:

1.Изучить безэквивалентную лексику в лексической системе языка.

2.Выявить особенности и специфику безэквивалентных единиц языка.

3.Выделить безэквивалентную лексику как лингво-страноведчески ценную единицу в языке и указать источники возникновения "свертки" текста в ней.

4.Проанализировать взаимодействие языка и культуры.

5.Сопоставить русскую безэквивалентную лексику с персидским языком и культурой.

6.Предложить методические приемы для семантизации безэквивалентной лексики.

1)в анализе и конкретизации нового понимания безэквивалентной лексики, относящегося к лингво-страноведению;

2)в разработке критериев выделения безэквивалентных слов как лингвострановедчески значимых языковых единиц и их толкования применительно к персидской аудитории.

Практическая значимость исследования связана с возможностью применения полученных научных данных при составлении учебного пособия по лингвострановедению, книг для чтения, предназначенных для персидских учащихся. Результаты исследования могут быть использованы на практических занятиях по русскому языку в персидской аудитории.

Объектом исследования является безэквивалентная лексика, отобранная для организации материала, направленного на персидских учащихся.

Предметом диссертационного исследования является выявление и изучение идеи "свертки" как особенности безэквивалентной лексики. Ведь в большинстве случаев за безэквивалентным словом стоит некоторый "текст" -факт, событие, предмет. Это и обусловливает специфику "безэквивалентности".

Материалом исследования послужили произведения русской классической и современной литературы, русские народные сказки и тексты из средств массовой информации.

Для решения поставленных в диссертации задач нами были использованы следующие методы исследования:

1)изучение лингвистической, лингвострановедческой, литературоведческой, культуроведческой литературы, связанной с темой исследования;

2)описательный метод, с помощью которого выявлялись коннотативиые свойства языковых единиц, связанные с лингвострановедческими аспектами;

3)сопоставительный метод выявления единиц русского языка, безэквивалентных с точки зрения персов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.Вводится и обосновывается гипотеза о безэквивалентной лексике как о свернутом тексте.

2.0пределяютя основные пути описания лексики как системы и разные подходы к ее изучению.

3.Разрабатываются критерии выделения безэквивалентных слов как лингвострановедчески ценных языковых единиц.

4. Анализируются разные точки зрения на взаимодействие языка и культуры.

5.Предлагаются способы семантизации безэквивалентных слов в методических целях.

Структура работы: диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, лексикографических источников и приложения.

Заключение научной работы диссертация на тему «Безэквивалентная лексика как свернутый дискурс»

Русский язык, подобно любому другому языку, неразрывно связан с историей народа, который говорит на нем, будучи одним из признаков нации, выражает национальную культуру.

Тот, кто изучает иностранный язык, находится под влиянием уже изученной, интуитивно или сознательно освоенной системы родного языка. Педагогический опыт показывает, что часто структуры иностранного языка автоматически воспринимаются по образу структуры родного языка. Имея свои представления об одних и тех же предметах или явлениях действительности, каждый народ дает им свои оценки, и учащиеся переносят эти представления и оценки на иностранное изучаемое слово, если его не предупреждают о разнице в картине мира, зафиксированной в языке.

Для студента, изучающего русский язык, необходимы страноведческие, социо- и этнокультурные знания, которые будут помогать ему воспринимать поступающую к нему вербальную информацию адекватно восприятию носителя языка и культуры и оптимально на нее реагировать.

В практике изучения русского языка в учебных и оригинальных текстах персидские студенты-филологи сталкиваются с безэквивалентными словами с национально-культурной семантикой, являющимися новыми и непривычными для них. Эти слова открывают для иноязычных и инокультурных студентов, изучающих русский язык новый мир национальной культуры.

Под безэквивалентной лексикой понимаются такие слова, которые не имеют точных аналогов в иной культуре, в ином языке и, следовательно, в сознании иностранца, изучающего данный язык.

Важнейшими признаками безэквивалентности являются: отсутствие в словарном составе другого языка эквивалента данной лексической единицы изучаемого языка в том значении, в котором она употреблена, и связанная с этим трудность передачи значения подобных лексических единиц.

Безэквивалентные слова обладают большим лингвострановедческим потенциалом, который реализуется далеко не в полной мере на занятиях по русскому языку в иностранной аудитории.

Безэквивалентные слова содержат богатый фон, который часто скрыт перед иностранным учащимся. Они благодаря своей языковой природе, с одной стороны, аккумулируют национально-культурные сведения в своей семантике, а с другой стороны — привносит непосредственно в учебный процесс возможность ознакомления с этими знаниями.

За безэквивалентными словами стоит некий текст. Соответственно их можно интерпретировать как символы чего-то, стоящего за ними, как сигналы, заставляющие вспомнить некоторое фоновое знание, некоторую информацию, собственным их значением не выраженную, например: Бородино, гласность, обломовщина, пасха.

Подобные слова являются результатом свертывания некоего текста и создают национально-культурную специфику народа-носителя языка. Фоновые знания материальной и духовной культуры, присущие данному народу, как правило, соотносятся с определенной эпохой. Таким образом, национальная и культурная специфика народа оказывается тесно связанным, что позволяет при лингвострановедческом преподавании знакомить учащихся с особенностями русской культуры.

В плане педагогическом, это довольно сложное для восприятия явление, и для достижения адекватного восприятия их содержания, необходим лингвострановедческий комментарий, изучаемый в иноязычной аудитории, центром которого станут безэквивалентные слова, несущие огромный лингвострановедческий потенциал и представляющий наибольшую трудность для их усвоения в иноязычной аудитории.

Исследованная проблема, каким образом и в какой мере тексты в свернутом виде, в безэквивалентной лексике становятся значимыми для языковой личности, позволяет выявить следующее:

1 .Безэквивалентное слово, кроме присутствия в сильной позиции, что является в большинстве случаев прекрасной возможностью остаться в культурной памяти, желательно еще, чтобы оно относилось к разряду так называемых универсальных, т.е. форма проявления категории обобщенности они самодостаточны для понимания, автосемантичны и коммуникативно сильны. Отражая общеизвестные истины, они так естественно и легко изымаются из текста, что прекрасно существуют и без него.

2.Безэквивалентная лексика — это вершина пирамиды, в корпусе которой обнаруживается исходный текст. Вершина пирамиды — свернутый текст, ставший принадлежностью языковой системы. Свернутый текст -единица осмысления человеческих жизненных ценностей сквозь призму языка с помощью культурной памяти. Значение такой единицы есть некая репрезентация какого-то культурно значимого текста.

3.Процесс установления исходного текста затруднен именно в подобных случаях, когда слово стало безэквивалентным благодаря и универсальности содержания, и нахождению в сильной позиции исходного текста. И далеко не все люди, уместно употребляющие такие слова, способны с уверенностью описать исходный текст, сконцентрированный в подобных словах (да это знание и не требуется для их нормального использования в коммуникации).

В результате проведенного нами исследования выявлена и проанализирована русская безэквивалентная лексика с точки зрения персидской национальной культуры и традиций. Можно полагать, что конкретный анализ языкового материала, названного безэквивалентными словами, придаст лингвострановедению новый стимул для дальнейшего развития, вызовет большой интерес у персидской аудитории и даст

Список научной литературы Хоссейн Джахангири Азар, диссертация по теме «Русский язык»

1.Абаев В.И. Отражение работы сознания в лексико-семантической системе языка. — В кн.: Теоретические проблемы языкознания. — М.: Наука, 1970. — с. 232.

2. Абрамович A.B., Потапова И.И. Лингво-страноведческий комментарий как средство формирования культурного контекста: IV Междунаолдный симпозиум по лингвострановедению. Тезисы докладов и сообщений. М., 1994. — с. 3.

3. Андрейчина К. Вопросы учета национальной культуры учащихся при составлении лингво-страноведческого учебного словаря. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1977. — 23 с.

4. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974. — 368 с.

5. Арутюнова Н.Д. К проблеме функциональных типов лексического значения. В кн.: Аспекты семантических исследований. -М.: Наука, 1980.

6. Ахуджа А., В.Г. Костомаров, С.Г. Тер-Минасова Особенности языкового мышления как методическая проблема. Вестник Моск. ун-та. Филология, 1986, № 3. — с. 23 — 27.

7. Белова Н.З. Лексика с национально-культурной семантикой в процессе обучения русскому языку иностранцев: 111 Международный симпозиум МАПРЯЛ по лингвострановедению. Тезисы докладов и сообщений. 11-15 сентября. 1 часть. — Одесса, 1989. — с. 77 — 78.

8. Бельчиков Ю.А. Лексическая семантика: проблемы изучения и обучения. М., 1988. — 157 с.

9. Беляев Б.В. Психологические основы усвоения лексики иностранного языка. М., 1964.

10. Ю.Березин Ф.М. История лингвистическихучений. -М.: Высшая школа, 1975.

11. П.Богуславский В.М. Человек в зеркале русского языка, культуры и литературы. М., 1994. — 260 с.

12. Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по общему языкознанию: В 2 т. / Отв. ред. С.Г.Бархударов. М., 1963.

13. Брагина A.A. Лексика языка и культура страны: Изучение лексики в лингвострановедческом аспекте. М.: Рус. язык, 1981. — 176 с.

14. Брагина A.A. Толкование текста и учебный комментарий. Беседа о лексико-семантических особенностях слова. В сб.: Лингвострановедческий аспект преподавания русского языка иностранцам. Изд. МГУ, 1974. — с. 65 — 78.

15. Будагов P.A. Закон многозначности слова // Русская речь, 1972, № 3. 140 с.

16. Будагов P.A. История слов в истории общества. М.: Просвещение, 1971.

17. Бурвикова Н.Д. Прецедентные тексты в аспекте художественного перевода: Славянские языки и перевод. Доклады первого международного симпозиума МАПРЯЛ. Изд. Падова, 1997. с. 203 — 208.

18. Бурвикова Н.Д. Типология текстов для аудиторной и внеаудиторной работы. М.: Рус. язык, 1988. — 120 с.

19. Введенская Л.А., Баранов М.Т., Гвоздарев Ю.А. Русское слово. Факультативный курс "Лексика и фразеология русского языка (Vil VI11 кл.)". Пособие для учащихся. Изд. 2-е, перераб. — М.: Просвещение, 1978. — 144 с.о

20. Вейсгербер Л.И. Родной язык и формирование духа. М., 1993. — с. 15.

21. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Лингво-страноведческая теория слова. М.: Рус. язык, 1980. — 320 с.

22. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Национально-культурный компонент семантики терминологической лексики и лингвострановедение. "Русский язык за рубежом", 1977, № 6. С. 63 — 69.

23. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Об учебном лингвострановедческом словаре безэквивалентной лексики.- В кн.: Лингвострановедческий аспект преподавания русского языка иностранцам. Изд. МГУ, 1974.- с. 79 109.

24. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Русские слова в сознании иностранца. В кн.: Социально-лингвистические исследования. — М.: Наука, 1976.- с. 86 96.

25. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. Изд. МГУ, 1973. 233 с.

26. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Рус. язык, 1990. — 246 с.

27. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г., Морковкин В.В. Лингвострановедческий словарь: изъяснение русского слова в учебных целях. "Русский язык за рубежом", 1974, № 4. с. 89 — 93.

28. Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова. В кн.: Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. — М., 1977.

29. Виноградов В.В. Русский язык. М., 1974. — 15 с.

30. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. 2-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1986. — 416 с.

31. Волков С.С. Безэквивалентная лексика в русском литературном языке второй половины XIX века. Слова-реалии в произведениях И.С. Тургенева. Дисс. . канд. филол. наук. Л., 1985. — 320 с.

32. Воробьев В.В. Лингвокультурологические принципы презентации учебного материала (проблемы концентризма). -М., 1993. 107 с.

33. Воробьев В.В. Лингвокультурология. Теория и методы. М., 1997. — 332 с.

34. Воробьев В.В. Теоретические и прикладные аспекты лингвокультурологии. Дисс. . д-ра филол. наук. М., 1996. — 395 с.

35. Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного. М., 1991. — с. 28.

36. Гак В.Г. Вопросы национально-культурной специфики речевого поведения. В сб.: "Русский язык и современность. Проблемы и перспективы развития русистики. Доклады". Ч. 1. — М., 1991. — с. 67 -69.

37. Гак В.Г. Ситуативные обозначения в страноведческом аспекте. В кн.: Лингвострановедческий аспект в преподавании русского языка иностранцам. — М., 1974. — с. 111.

38. Глушкова Э. К проблеме семантизации безэквивалентной лексики. "Русский язык за рубежом", 1987, № 1. с. 47 — 48.

39. Горбаневский М.В. Русская городская топонимия: проблемы историко-культурного изучения и современного лексикографического описания. Автореф. дисс. . д-ра филол. наук. М., 1994. — 39 с.

40. Гончаров И.К. Язык и картина мира. М., 1974. — 339 с.

41. Гудков Д. Прецедентный текст как элемент когнитивной базы. Тезисы. Лингвострановедческий (культуроведческий) аспект в изучении и преподавании русского языка. Международная конференция посвященная 30-летию МАПРЯЛ, 1997. с. 48 — 50.

42. Гумбольдт В. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества. Избранные труды по языкознанию. М., 1984. — с. 237.

43. Денисов П.Н. Лексика русского языка и принципы ее описания. М.: Рус. язык, 1980. — 253 с.

44. Денисова М.А. Лингвострановедческий словарь. Народное образование в СССР. Под ред. Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. М.: Рус. язык, 1978. — 277 с. ; 2-е изд. — М., 1983. — 250 с.

45. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982. — с. 142.

46. Зеленин Д.К. Избранные труды: статьи по духовной культуре. -М., 1994.

47. Зимняя И.А. Психология обучения неродному языку (на материале русского языка как иностранного). М., 1986. — с. 10.

48. Зиновьева М.Д. Национальная культура и психологическое содержание речевой деятельности иностранных учащихся. // Русский язык и литература в общении народов мира. VI 1-ой конгресс МАПРЯЛ. М.: Рус. язык, 1990. — с. 83 — 92.

49. Из опыта создания лингвострановедческих пособий по русскому языку. Под ред. Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова и Ю.Е. Прохорова. М.: Изд. Моск. ун-та, 1977. — 210 с.

50. Каиров И.А. Культура, человек и картина мира. М., 1939. — 199 с.

51. Калинин A.B. Лексика русского языка. Изд. 3-е. М.: МГУ, 1978. — 232 с.

52. Караулов Ю.Н. Научные традиции и новые направления в преподавании русского языка и литературы // Роль прецедентных текстов в структуре и функционировании языковой личности: VI Конгресс МАПРЯЛ, 1986. с. 105 -126.

53. Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. М.: Наука, 1976. — 250 с.

54. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987. — 163 с.

55. Колшанский Г.В. Контекстная семантика. М., 1980. — 65 с.

56. Комлев Н.Г. О культурном компоненте лексического значения. Вестник Моск. ун-та. Филология, 1966, № 5.

57. Комлев Н.Г. Слово в речи. Денотативные аспекты. -М., 1992. 216 с.

58. Костомаров В.Г. Американская версия лингвострановедения. "Русский язык за рубежом", 1989, № 6. с. 72 — 80.

59. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикоймасс-медиа. М.: Педагогика — Пресс, 1994.- 248 с.

60. Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Интертекстуальность в аспекте обучения РКИ. Тезисы конференции IV МАПРЯЛ, 1996. с. 14.

61. Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Прецедентный текст как редуцированный дискурс // Язык и творчество. Сб. статей к 70 летию В.П. Григорьева. — М., 1996.- с. 297 302.

62. Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Современное состояние русского языка и проблемы обучения ему иностранцев. 111 Всевенгерская Конференция по русскому языку. — Будапешт, 1998. с. 6 — 7.

63. Костомаров В.Г., Митрофанова О.Д. Русский язык в иноязычной среде (функционирование. Состояние. Изучение. Преподавание): доклад на конференции "Русский язык и современность. Проблемы и перспективы развития русистики". М., 1991. — 47 с.

64. Костомаров В.Г., Половникова В.И., Шведова Л.Н. Русский язык для иностранных студентов. 2-е изд., стереотип. М., 1982.

65. Костомаров В.Г., Прохоров Ю.Е., Чернявская Т.Н. Язык и культура. Новое в теории и практикелингвострановедения (Доклад на VI11 Конгрессе МАПРЯЛ, ФРГ, Регенсбург, 1994). М., 1994. — 48 с.

66. Котелова Н.З. Значение слова и его сочетаемость (к формализации в языкознании). Л., 1975.

67. Крысин Л.П. Иноязычные слова в современном русском языке. М., 1968.

68. Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка: Учебное пособие для филол. фак., ун-тов. 2-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1989. — 216 с.

69. Кулибина Н.В. Методика работы над художественным текстом в аспекте лингвострановедения. Автореф. дисс. . канд. пед. наук. М., 1985. — 23 с.

70. Курилович Е. Заметки о значении слова // Очерки по лингвистике. М., 1962. — с. 237 -250.

71. Латышев Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее достижения. М.: Международ, отношения, 1981. — 248 с.

72. Леонтьев А.А. Высказывание как предмет в лингвистике, психолингвистике и теории коммуникации. В кн.: Синтаксис текста. Отв. ред. Г.А. Золотова. — М.: Наука, 1979. — с. 18 — 36.

73. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. Под ред. Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. М.: Рус. язык, 1979. — 216 с.

74. Лингвострановедение и текст. Сб. статей. Сост.: Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров. М.: Рус. язык, 1987. — 179 с.

75. Лингвострановедческий аспект преподавания русского языка иностранцам. Под ред. Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. М., 1974. — 239 с.

76. Лихачев Д.С. Книга беспокойств: Воспоминания, статьи, беседы. М.: Новости, 1991. — 527 с.

77. Ломоносов М.В. О человеческом слове вообще. Полн. Собр. соч. М., — Л., 1952. Т. 7. — 406 с.

78. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. СПБ,1994.

79. Маковский М.М. Удивительный мир слов и значений: Иллюзии и парадоксы в лексике и семантике. Учебное пособие. М.: Высшая школа, 1989. — 200 с.

80. Мамонтов A.C. Отражение особенностей национальной культуры в семантике номинативных единиц. В кн.: Текст и культура. Частные и общие проблемы. — М.: Наука, 1985. — с. 47 — 59.

81. Мете H.A., Митрофанова О.Д., Одинцова Т.Б. Структура научного текста и обучение монологической речи. М.: Рус. язык, 1981. — 141 с.

82. Микулина Л.Т. Национальное своеобразие русской коннотативной лексики. В кн.: Из опыта создания лингвострановедческих пособий по русскому языку. — М., 1977. — с. 74 — 82.

83. Молчановский B.B. Теоретическая разработка и практическая реализация лингвострановедческого аспекта преподавания русского языка как иностранного. Аналитический обзор. М.: ИРЯП, 1985. — 63 с.

84. Николаева Т.М. Лингвистика текста. Современное состояние и перспективы. В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1978, вып. VI11. — с. 5 — 39.

85. Новиков Л.А. Антонимия в русском языке. М.: Изд. Моск. ун-та, 1973. — 290 с.

86. Новиков Л.А., Иванов В.В., Кедайтене Е.И., Тихонов A.B. Современный русский язык. Теоретический курс. Лексикология. Ч. 2. М.: Рус. язык, 1987. — 160 с.

87. Панова Г.Г. Лингвистический анализ безэквивалентной лексики русского языка (обозначения реалий в автобиографической трилогии М. Горького. Дисс. . канд. филол. наук. Л., 1988. — 236 с.

88. Паскаль Б. Мысли. М., 1994. — с. 134.

89. Покровский М.М. Избранные работы по языкознанию. М.: Наука, 1959. — 82 с.

90. ЮО.Потебня A.A. Слово и миф. М.: Правда, 1989. — 622 с.

91. ЮГПотебня A.A. Мысль и язык. М., 1990.

92. Прохоров Ю.Е. Лингвострановедение.

93. Культуроведение. Страноведение. Теория и практика обучения русскому языку как иностранному. Методическое пособие для студентов-русистов и преподавателей русского языка как иностранного. М., 1995. — 93 е.; 2-е изд., — М., 1998. — 108 с.

94. Прохоров Ю.Е. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в преподавании русского языка как иностранного. Автореф. дисс. . д-ра пед. наук. М., 1996. — 38 с.

95. Ревзин И.И., Розенцвейг В.Ю. Основы общего и машинного перевода. М., 1964.

96. Ремизова С.Ю. Использование изобразительной наглядности на уроках русского языка. "Русский язык за рубежом", 1981, № 1. с. 3 — 19.

97. Реформатский A.A. О сопоставительном методе. "Русский язык в национальной школе", 1962, № 5.- 33 с.

98. Роль и место страноведения в практике преподавания русского языка как иностранного. Под ред. Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. М., 1969. — 151 с.

99. Ростова Е.Г. Лингвострановедческий анализ и интерпретация художественного текста в практическом курсе русского языка для зарубежных студентов-филологов. Автореф. дисс. . канд. пед. наук. М., 1989.- 24 с.

100. Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. М., 1993. — 656 с.

101. Ю.Серебренников Б. А. О материалистическом подходе к явлениям языка. М., 1983. — с. 26.111 .Синтаксис текста. Отв. ред. Г.А. Золотова. М.: Наука, 1979. — 368 с.

102. Скворцов Л.И. Литературный язык, просторечие и жаргоны в их взаимодействии // Литературная норма и просторечие. М., 1981. — с. 29 — 57.

103. Слесарева И.П. Проблемы описания и преподавания русской лексики. М.: Рус. язык, 1980.- 182 с.

104. Солганик Г.Я. От слова к тексту: Книга для учащихся старших классов. М.: Просвещение, 1993. — 189 с.

105. Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. М., 1985.

106. Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка. Семиотические проблемы лингвистики, философии, искусства. М., 1985. — с. 5.

107. Степанов Ю.С. Основы общего языкознания. М., 1975. — 36 с.

108. Стернин И.А. Проблемы анализа структуры значения слова. Воронеж, 1985. — с. 89 — 129.

109. Страноведение и преподавание русского языка иностранцам. Под ред. Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. М., 1972. — 213 с.

110. Суад Салех Мехди Аль-Обейди Русская безэквивалентная лексика в аспекте текстовой номинации. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1996.- 19 с.

111. Субботин М.М. Теория и практика нелинейного письма (взгляд сквозь призму "Грамматологии" Ж. Деррида) // Вопросы философии, 1993, № 3. с. 40 -42.

112. Тарасов Е.Ф. Язык и культура: методологические проблемы // Язык Культура — Этнос. — М.: Наука, 1994.- с. 98 107.

113. Телия В.Н. О методологических основаниях лингвокультурологии // XI Международная конференция "Логика, методология, философия науки". Обнинск, 1995.

114. Телия В.Н. Русская фразеология. М., 1996.- с. 225 226.

115. Телия В.Н. Типы языковых значений. Связанное значение слова в языке. М.: Наука, 1981. — 269 с.

116. Толстой H.H. Из опытов типологического исследования славянского словарного состава. "Вопросы языкознания", 1963, № 1. с. 30.

117. Толстой Н.И., Толстая С.М. О задачах этнолингвистического изучения Полесья // Полесский этнолингвистический сборник. М., 1983. — с. 8.

118. Томахин Г.Д. Безэквивалентная лексика (реалии) как источник страноведческой информации. В кн.: Лингвострановедческий аспект в преподавании русского языка как иностранного. Воронеж, 1984. — с. 148 -151.

119. Томахин Г.Д. От страноведения к фоновым знаниям носителей языка и национально-культурной семантике языковых единиц в их языковом сознании. "Русский язык за рубежом", 1995, № 1.-е. 54 58.

120. Томахин Г.Д. Теоретические основы лингвострановедения (на материале лексических американизмов английского языка). Автореф. дисс. . д-ра филол. наук. М., 1984. — 45 с.

121. Топоров В.Н. К исследованию анаграмматических структур // Исследования по структуре текста. М., 1988.- с. 25.

122. У Гохуа Национально-культурные аспекты семантики русских номинативных единиц (с позиций носителя китайского языка). Автореф. дисс. . д-ра филол. наук. М., 1995. — 44 с.

123. Уорф Б.Л. Отношение норм поведения и мышления к языку // НЗЛ. Вып. 1. М., 1960. — с. 74.

124. Уфимцева A.A. Опыт изучения лексики как системы (на материале англ. языка). М., 1962.

125. Фелицына В.П., Прохоров Ю.Е. Русские пословицы. Поговорки и крылатые выражения. Лингво-страноведческий словарь. Под ред. Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. М.: Рус. язык, 1979. — 240 с.

126. Феодоров A.B. Основы общей теории перевода. Изд. 3-е. М., 1968. — 175 с.

127. Филин Ф.П. О лексико-семантических группах слов. Езиковедски исследования в чест на академик Стефан Младенов. София, 1957. 536 с.

128. Филин Ф.П. Язык и история нации. "Вопросы языкознание", 1979, № 4. с. 23.

129. Флоренский П. Столп и утверждение истины. М., 1974.

130. Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. М.: Высшая школа. 1989. — 159 с.

131. Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения. М., 1998. — 292 с.

132. Фролова O.E. Содержание и методическая интерпретация категории "пространство" при обучении толкованию русского прозаического художественного текстаиностранные студенты-филологи основного этапа). Автореф. дисс. . канд. пед. наук. М., 1996. — 22 с.

133. Хайдеггер М. Время картины мира. М.: Прогресс, 1986.

134. Хан Санг Хюунг Языковые единицы с национально-культурной семантикой в произведении В. Ерофеева "Москва-Петушки". Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1998. — 19 с.

135. Харлицкий М.С., Хромов С.С. Русские праздники, народные обычаи, традиции, обряды. Книга для чтения. М., 1996. — 130 с.

136. Чернов Г.В. К вопросу о передачебезэквивалентной лексики при переводе советской публицистики на английский язык. 1-ый Московский государственный педагогический институт иностранных языков. Ученые записки. М., 1958, т. 16. — с. 223 -255.

137. Чернявская Т.Н. Советская культура. М., 1982. — с. 115.

138. Чернявская Т.Н. Художественная культура СССР: Лингвострановедческий словарь. Под ред. Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. М.: Рус. язык, 1984. — 360 с.

139. Чинь Тхи Ким Нгок Специфика восприятия устойчивых национальных словесных образов при обучении русскому языку вьетнамских студентов-филологов. Автореф. дисс. . канд. пед. наук. М., 1996. — 23 с.

140. Шатилов С.Ф. Некоторые вопросы сопоставления иностранного и родного языков в методических целях. "Русский язык за рубежом", № 5, 1985. с. 61 — 64.

141. Шахматов A.A. Очерк древнейшего периода истории русского языка. СПБ, 1915.

142. Шварц Е.Д. Проблемы национальной самобытности лексического значения слова. В кн.: Лингвострановедческое описание лексики английского языка (сборник научных трудов). — М., 1983. — с. 119 — 125.

143. Швейцер А. Д. Некоторые аспекты проблемы "Язык и культура" в освещении зарубежных лингвистов и социологов. В сб.: "Национальный язык и национальная культура". — М., 1978. — с. 143 — 160.

144. Шейман Л.А. Научные основы курса русской литературы в кыргызской школе. Научный доклад, предст. к защите дисс. . д-ра пед. наук. Бишкек, 1994. — 85 с.

145. Шейман Л.А. Этнокультуроведческая лексика в учебных текстах курса русской литературы для национальной школы. Проблемы учебной лексикографии и обучения лексике. Сб. статей. Под ред. П.Н. Денисова и В.В. Морковкина. М.: Рус. язык, 1978. — с. 112 -119.

146. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. На материале русского языка. М.,1973.

147. Шмелев Д.Н. Слово и образ. М., 1984.

148. Щерба Л.В. К вопросу о двуязычии. В кн.: Л.В. Щерба. Языковая система и речевая деятельность. — Л.,1974. 315 с.

149. Щерба Л.В. Предисловие к "Русско-французскому словарю". М., 1957. — 3 с.

150. Щерба JI.В. Преподавание иностранных языков в средней школе. Общие вопросы методики. М., — Л., 1947. — с. 53 — 67.

151. Щукин А.Н. Семантизация лексики русского языка на занятиях с иностранцами (экспериментальные данные). "Русский язык за рубежом", 1969, № 1.- с. 58 62.

152. Щукин А.Н. Методика краткосрочного обучения русскому языку как иностранному. М., 1984.- с. 141 149.

153. В. J. Harcourt The russians world life and language. Geneva Gerhart. Inc. New York, Chicago, San Francisco, Atlanta, 1974.

154. E.D. Hirsch, Jr. Culture and literacy // The journal of basic writing, 1980, № 3.

155. E.D. Hirsch, Jr. Cultural literacy (what every American needs to know). Boston: Houghton Mifflin Co., 1987.

156. M.A.K. Halliday The linguistic sciences in relation to language teaching and language learning. London, 1963.j> ^168. \dt6 — Л (JUS1/ C/^i^

157. Лексикографические источники

158. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов.- М., 1966. с. 498; — М.: Советская энциклопедия, 1969. — 608 с.

159. Большой энциклопедический словарь. Изд. 2-е, перераб. и доп. Под ред. A.M. Прохорова. М.: Большая российская энциклопедия, 1998.

160. Восканян Г.А. Русско-персидский словарь. Около 30000 слов. Тегеран: Нашр Бешарат, 1993.- 830 с.

161. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1-4. М.: Рус. язык, 1989.

162. Иллюстрированный словарь забытых и трудных слов из произведений русской литературы XVI11 XIX веков. — Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 1998. — 280 с.

163. Лингвострановедческий словарь. Под ред. Г.В. Чернова. М., 1996.

164. Лингвострановедческий словарь. Под ред. Л.Г. Ведениной. М., 1997.

165. Литературный энциклопедический словарь. Под общей ред. В.М. Кожевникова и П.А. Николаева. М.: Советская энциклопедия, 1987.

166. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковыйсловарь русского языка. 80000 слов и фразеологических выражений / Российская АН.; Российский фонд культуры; 2-е изд., испр. и доп. — М.: АЗЪ, 1995.

167. Список русских безэквивалентных слов, нуждающихся в семантизации в персидской аудитории1. Антоновка ж.1. Академический театр у1..V. 'ДА1. Бабье лето Балалайка ж.1. Баранка ж.

Глава I. Безэквивалентная лексика как предмет исследования

Термин «безэквивалентная лексика» (далее БЭЛ) встречается у многих авторов, занимающихся проблемами языка и перевода (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, Л.С. Бархударов, Я.И. Рецкер и многие другие). Широкая представительность в языке, расширение международных контактов – это причины, по которым БЭЛ стала привлекать внимание языковедов.

Первой попыткой исследования вопросов, связанных с БЭЛ, были работы Г.В. Шаткова и Г.В. Чернова. В состав БЭЛ они включили различные группы лексических единиц, но в основном материалом для исследования выступил наиболее очевидный слой БЭЛ – реалии.

Г.В. Шатков, посвятив свое диссертационное исследование вопросам перевода русской БЭЛ на норвежский, одним из первых в переводоведении использовал термин «безэквивалентная лексика» и определил безэквивалентность как «полное или частичное отсутствие эквивалентов словам одного языка в словарном составе другого». Безэквивалентная лексика – это «слово или одно из его значение (прямое или переносное), не имеющее в данный исторический период «готового» точного соответствия в лексике другого языка» [Шатков 1952: 7]. В состав БЭЛ исследователь включил: имена собственные, национальные реалии, слова с национально-специфической экспрессивной окраской, слова с суффиксами субъективной оценки, слова с переносным значением. Как особый тип безэквивалентных слов Г.В. Шатков включает диалектизмы, архаизмы, звукоподражания, каламбуры [Шатков 1952: 57-58].

Г.В. Чернов под безэквивалентностью понимает «отсутствие эквивалента всех или одного из значений лексической единице в словарном составе языка перевода» [Чернов 1958: 3]. Исследователь выделяет три вида безэквивалентности:

— вещественную, которая проявляется при отсутствии в жизни народа, на язык которого осуществляется перевод, данного предмета или явления;

— лексико-семантическую – при отсутствии тождественного понятия о данном предмете или явлении объективной действительности;

— стилистическую – при различии лексико-стилистических характеристик у лексической единицы оригинала и ее соответствия в языке перевода.

В языке перевода не существует понятия «безэквивалентность». Вероятно, следует рассматривать безэквивалентность как расхождение не понятий, а значений лексических единиц.

Подробное рассмотрение вопроса о безэквивалентной лексике представлено у Л.С. Бархударова в его монографии «Язык и перевод». Под БЭЛ автор понимает лексические единицы одного из языков, которые «не имеют ни полных, ни частичных эквивалентов среди лексических единиц другого языка» [Бархударов 1975: 94-95]. К БЭЛ исследователь относит три больших разряда лексических единиц:

— имена собственные, географические названия, названия учреждений, организаций, газет и т.д.;

— слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке, например, названия блюд национальной кухни, виды народной одежды, т.е. предметы материальной и духовной культуры;

— «случайные лакуны», т.е. лексические единицы одного из языков, которым по определенным причинам нет соответствий в лексическом составе другого языка.

В.Н. Крупнов определяет БЭЛ как «слова и словосочетания, обозначающие предметы, процессы и явления, которые на данном этапе развития перевода не имеют в нем эквивалентов» [Крупнов 1979: 27]. Исследователь делит БЭЛ на две группы:

— лексику, которая относится к разряду безэквивалентной, поскольку на данном этапе в языке перевода еще не предложены достаточно удачные соответствия, т.е. временная безэквивалентность;

— лексику, которая относится к разряду безэквивалентной, поскольку в языке перевода некоторых эквивалентов быть не может [Крупнов 1976: 146].

С. Влахов и С. Флорин отмечают, что БЭЛ невозможно рассматривать «в плоскости одного языка, <…> поскольку этот термин можно считать обоснованным лишь для науки, для которой сравнение категорий одного языка с категориями другого или других языков является ведущим методом исследования; таковы переводоведение, сопоставительное языкознание, контрастивная лингвистика, отчасти методика преподавания иностранных языков, отчасти лингвострановедение» [Влахов, Флорин 1980: 41]. В данном исследовании мы поддерживаем этот подход к рассмотрению БЭЛ.

Исследователи отмечают невозможность определять БЭЛ как слова, не имеющие эквивалентов, если под переводческой эквивалентностью понимать «тождество, равнозначность единиц исходного и переводящего языков, как полное покрытие между соответствующими единицами двух языков в плане содержания (семантика, коннотация, фон)» [Рецкер 2005: 56], поскольку общепризнанным является тот факт, что слова одного языка в большинстве случаев не соответствуют по смыслу словам другого языка ввиду того, что системы понятий, которые выражаются отдельными словами сопоставляемой пары языков, оказываются далеко не идентичными [Верещагин, Костомаров 1991: 16-19].

Таким образом, в данном случае «БЭЛ окажется совершенно необъятной группой слов (и словосочетаний), практически включающей чуть ли не всю лексику (и часть фразеологии) данного языка; исключение составят большинство терминов, небольшое количество общеязыковой лексики (обычно однозначные слова) и некоторое число имен собственных» [Влахов, Флорин 1980: 42]. Исследователи полагают, что такой необозримый материал не может служить источником исследований ни для теории, ни для практики перевода, и предлагают позаимствовать у В.Н. Комиссарова термин «переводческая эквивалентность» на уровне языковых знаков [Комиссаров 1973: 75] и, таким образом, определять БЭЛ как лексические (и фразеологические) единицы, которые не имеют переводческих эквивалентов.

Отсутствие четкости в терминологии, употребляемой переводчиками и теоретиками перевода, лингвистами и лингвострановедами в отношении рассматриваемого понятия, требует уточнения содержания БЭЛ как переводческого термина.

Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров трактуют БЭЛ как «слова, служащие для выражения понятий, отсутствующих в иной культуре и ином языке, слова, относящиеся к культурным элементам, характерным только для культуры A и отсутствующие в культуре Б, а также слова, не имеющие перевода на другой язык, одним словом, не имеющие эквивалентов за пределами языка, к которому они принадлежат» [Верещагин, Костомаров 1980: 53]. Они характеризуют безэквивалентную лексику следующим образом: «Иногда план содержания русского слова или номинативного словосочетания невозможно сопоставить с каким-либо иноязычным лексическим понятием…, так что их нельзя семантизировать с помощью простого перевода. Эти слова называются безэквивалентными, и все они отражают типично отечественную действительность, т.е. именно их лексическим понятиям присущ своеобразный специфический культурный компонент» [Верещагин, Костомаров 1991: 32-36].

Слова, план содержания которых невозможно сопоставить с каким-либо иноязычным лексическим понятием, Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров называют безэквивалентными, поэтому они непереводимы. Безэквивалентному слову, по мнению исследователей, соответствует безэквивалентный зрительный образ, т.е. такое изображение, которое не имеет никого соответствия в этнокультурной действительности, и, следовательно, БЭЛ нуждаются в обстоятельном комментировании в иностранной аудитории, необходимо также применять методику дополнительности зрительного и словесного рядов [Верещагин, Костомаров 1980: 138-206].

А.В. Федоров говорит о «словах, обозначающих национально-специфические реалии» [Федоров 2002: 146]. Я.И. Рецкер под безэквивалентной лексикой понимает «прежде всего, обозначение реалий, характерных для страны ИЯ и чуждых другому языку в иной действительности» [Рецкер 2005: 58].

В.Н. Комиссаров определяет БЭЛ как «обозначения специфических для данной культуры явлений, которые являются продуктом кумулятивной функции языка и могут рассматриваться как вместилища фоновых знаний, т.е. знаний, имеющихся в сознании говорящих» [Комиссаров 1990: 37].

Наиболее развернутое, на наш взгляд, исследование безэквивалентного и непереводимого в переводе провел О.A. Иванов, определивший безэквивалентную лексику как «лексические единицы ИЯ [исходного языка], которые не имеют в словарном составе ПЯ [языка перевода] эквивалентов, т.е. единиц, при помощи которых можно на аналогичном уровне плана выражения передать все релевантные в пределах данного контекста компоненты значения или одного из вариантов значения исходной лексической единицы» [Иванов 1984: 9-10]. Исследователь приводит подробную классификацию БЭЛ. Он рассматривает безэквивалентность как расхождение референциального или прагматического значения лексических единиц разных языков и выделяет референциальную безэквивалентную лексику и прагматически безэквивалентную лексику:

1) к БЭЛ, обусловленной расхождением референциального значения соответствующих единиц исходного и переводящего языков, исследователь относит: реалии, фразеологизмы, индивидуальные авторские неологизмы, семантические лакуны, слова широкой семантики;

2) БЭЛ, связанные с расхождением прагматических значений соответствующих единиц исходного и переводящего языков, включают в себя:

— различного рода отклонения от общеязыковой нормы языка, включая территориальные, социальные, диалекты, жаргоны, арго, табуированную лексику, архаизмы и т.д.;

— иноязычные вкрапления, референциальное значение которых, как правило, передать не трудно, в то время как их прагматическое значение передается далеко не всегда;

— аббревиатуры, прагматика которых не всегда вписывается в структуру значения соответствия в языке перевода;

— слова с суффиксами субъективной оценки;

— ассоциативные лакуны, т.е. слова, имеющие в сознании носителей данного языка определенные дополнительные ассоциации, отсутствующие в сознании носителей другого языка.

Прагматическая безэквивалентность обусловлена расхождением прагматического значения между соответствующими лексическими единицами исходного и переводящего языков, т.е. несовпадением стилистических характеристик, регистра или эмоциональной окраски этих лексических единиц при совпадении их референциального значения.

В особую группу БЭЛ A.O. Иванов выделяет имена собственные и обращения, специфика которых заключается в том, что, в зависимости от избранного способа передачи, их безэквивалентность будет либо референциальной, либо прагматической [Иванов 1984: 10-12].

О.А. Иванов подчеркивает, что нельзя отождествлять БЭЛ с непереводимым: «непереводимое в безэквивалентной лексической единице – это только отдельные непередаваемые на аналогичном уровне элементы значения, но не сама лексическая единица» [Иванов 2006: 81].

Мы считаем, подобный подход к рассмотрению и описанию БЭЛ наиболее обоснованным.

Многие лингвисты отмечают, что близким по содержанию к термину «безэквивалентная лексика» является понятие «реалия», которое, однако, трактуется по-разному: то как синоним БЭЛ, то несколько шире, то несколько уже. Исследователи отмечают, что «ни в лингвистике, ни в методике, ни в переводоведении нет достаточно четких критериев определения реалий и совершенно не изучена специфика языковых единиц, которые обозначают эти реалии» [Томахин 1988: 10].

Одна из точек зрения на содержание данного термина заключается в том, что реалии – это любые предметы материальной культуры с точки зрения их отражения в языке, а не только факторы, специфические для данного языка [Ахманова 2007: 381]. Д.Э. Розенталь определяет реалии как «предметы материальной культуры, служащие основой для номинативного значения слова» [Розенталь 1985: 362], т.е. он не считает, что реалии несут в себе указание на национальный колорит, определенную культуру и ее своеобразие.

Другие же исследователи придерживаются мнения о том, что слова-реалии называют объекты, характерные для быта одного народа и чуждые другому.

Г.Д. Томахин предлагает следующее определение: «Реалия – это название присущих только определенным нациям и народам предметов материальной культуры, фактов истории, государственных институтов, имена национальных и фольклорных героев, мифологических существ и т.п.» [Томахин 1988: 5].

С. Влахов и С. Флорин считают, что реалии входят в состав БЭЛ как самостоятельный круг слов, «называющих объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому; будучи носителями национального и/или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках, а, следовательно, не поддаются переводу «на общих основаниях», требуя особого подхода» [Влахов, Флорин 1980: 47]. В данном исследовании мы принимаем приведенный подход к пониманию понятия реалии.

Л.Л. Нелюбин определяет БЭЛ как «лексические единицы (слова и устойчивые словосочетания), которые не имеют ни полных, ни частичных эквивалентов среди лексических единиц другого языка. Традиционно к БЭЛ относят: слова-реалии, временно безэквивалентные термины, случайно безэквивалентные слова» [Нелюбин 2003: 24]. Исследователь считает реалии одним из видов БЭЛ и определяет их как «слова и выражения, обозначающие предметы, понятия, ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке» [Нелюбин 2003: 178].

В.Н. Крупнов отмечает, что БЭЛ существует по двум причинам:

— в языке перевода не имеется единого и постоянного соответствия по той или иной причине;

— в переводящем языке вообще нет тех или иных лексических единиц в силу отсутствия самих понятий [Крупнов 1979: 27].

Г.В. Чернов к причинам безэквивалентности лексических единиц относит следующие:

— отсутствие предмета, явления в жизни народа переводящего языка;

— отсутствие тождественного понятия;

— различие лексико-стилистических характеристик [Чернов 1958: 87].

Л.К. Латышев указывает две причины рассматриваемого понятия:

1) определенное явление, достаточно хорошо известное носителям исходного языка и отраженное в их лексической системе, не известно или очень мало известно носителям переводящего языка и поэтому, соответственно, не отражено в их лексической системе. Это обычно т.н. реалии, т.е. явления, характерные для материальной и духовной жизни только данного народа и отсутствующие у других;

2) отличное видение мира разными народами. В частности, это проявляется в том, что носители переводящего языка не всегда фиксируют в понятиях и значениях лексических единиц то, что фиксируют носители исходного языка. То, что для последних есть заранее ограниченное явление, выделенное из массы остальных словом-названием, для других таковым не является и выделяется лишь по мере необходимости [Латышев 1988: 103-104].

Причины возникновения безэквивалентности традиционно сводятся к следующим явлениям:

— отсутствие того или иного предмета или явления, обозначаемого лексической единицей исходного языка в опыте носителей языка перевода. О.А. Иванов называет данное явление «вещественной безэквивалентностью» [Иванов 2006: 82];

— отсутствие в языке перевода тождественного понятия, возникшее вследствие неравномерного распространения достижений науки и техники, социальных новшеств: по О.A. Иванову это «лексико-семантическая безэквивалентность» [Иванов 2006: 82];

— несовпадающее членение реальности разными языками;

— невозможность структурировать средствами языка перевода аналогичное компактное наименование для предмета или явления;

— различие лексико-стилистических характеристик исходного и переводящего языков, которое О.A. Иванов определяет как «стилистическая безэквивалентность» [Иванов 2006: 82].

С нашей точки зрения приведенные причины возникновения безэквивалентности являются наиболее полными.

Итак, под БЭЛ в данном исследовании будут пониматься лексические единицы, которые не имеют переводческих эквивалентов, т.е. таких единиц языка перевода, при помощи которых можно передать все релевантные компоненты значения исходной лексической единицы оригинала.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.